682 оценок 5 рейтинг, 682 оценок

Остин пауэрс человек загадка актеры

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

- Алло! Скажите, почему ваш антивирус так долго проверяет фильм? - А как вы хотели? Он его смотрит!

Афоризмы

Когда идет охота на волков, первыми разбегаются зайцы

"Допинг" - Про воздействие напитков на солодовой основе и их влияние на волю к победе в тяжелой атлетике. © drblack - - Ну остин пауэрс человек загадка актеры и что хорошего в том, что ты худой? – спросила меня девушка моего друга. Мы сидели в небольшом баре солидной компанией, и мерно, основательно потребляли пенный напиток. А почему нет? Первая курсантская зарплата, первая по контракту, есть что отметить. - Вон ты какой дохлый! Не то, что мой Ваня, - продолжала говорить девушка. Ваня горделиво подбоченился, - Разрядник по плаванию... Я деликатно умолчал, что Ваня, несмотря на свой разряд, может подтянуться на перекладине от силы пару раз. И вообще, все его хорошее плавание зиждется только на том, что у него много лишнего жирка, да и фигура, откровенно говоря, дельфинообразная... - А ты не смотри, что легкий! Зато сильный! – ответил я. - Как ежик что ли? – захихикала девушка, - Сильный это знаешь как? Нормальный мужчина должен толкнуть от груди штангу, хотя бы девяностокилограммовую. Вот ты сколько толкаешь? - Ну, свой вес запросто, шестьдесят кило. - Слабый ты. Если девяносто не толкаешь, значит слабый, - безапелляционно заявила девушка и прищурилась. - Это потому, что я не занимаюсь тяжелой атлетикой, - насупился я, - Если бы занимался, тогда легко толкнул бы. И вообще! За пару месяцев не вопрос такой вес взять! - Может, тогда поспорим? Что-то мне не верится. - А давай! – согласился я на свою голову. Еще бы, за живое задели! Я и так знал, что слишком худой для своего роста. Пусть даже и занимался рукопашным боем, но все равно выглядел как школьник – такой же нескладный и угловатый. Договорились так: через два месяца я должен толкнуть от груди штангу весом ровно девяносто килограммов, и ни граммом меньше. На кону ящик пива, и, что гораздо важнее, моя гордость и желание добиться цели. *** В спорткомнату я входил с опаской, стараясь не спотыкаться о блины и гантели, разложенные в беспорядке тут и там, и не мешать занимающимся "звездам бодибилдинга" местного разлива. Хотя, по сравнению со мной, любой из них точно был Шварценеггером. Наш старшина, Славик, сосредоточенно тягал гантель по виду тяжелее меня. Отвлекать его от этого очень захватывающего процесса, казалось кощунством, но я таки рискнул: - Славик, а Славик? – непринужденно начал я разговор. - Муы? – недоуменно откликнулся Славик, терзая гантель. - Вот скажи, а такой человек как я может толкнуть от груди девяносто? Вопрос Славика настолько ошеломил, что он даже оставил в покое гантель и долго, пронзительно задумчиво, уставился на меня. - Как ты? Да легко. Через полгодика. Ну сам понимаешь, вес там набрать, жрать побольше. Тренировки три раза в неделю. А что? Устал свою грушу колотить, решил нормальным спортом заняться? - А через два месяца сможет? – спросил я, проигнорировав подколку. - Через два? Навряд ли... Только если киборг какой. Вроде тебя, – довольный шуткой, Славик гыгыкнул. - Скажи, Славик, а любишь ли ты пиво? – козырнул я. И угадал. Такую карту крыть нечем. Старшина помялся, с сомнением осмотрелся, потом молвил: - Ну, вообще... как бы режим. Диета... Как бы. А что? - Да так. Пол ящика "Балтики" хочешь? *** - Хотелось бы взглянуть, с чем буду иметь дело, - сказал Славик тоном бывалого тренера, - Ну-ка шасть на лавку, сначала полтинничек подбрось. Сказано – сделано. Сначала я "подбросил" полтинничек. Довольно легко и без напряга, сразу за этим были шестьдесят, потом шестьдесят пять. Последний вес я взял с трудом, от натуги слегка попукивая. Славик немного подумал, побродил по спорткомнате и нашел где-то пару малюсеньких резиновых дисков по килограмму каждый. Повесил их на штангу и сказал: - Тягай! Я принялся тягать. Думаю, что там эти два кило? Фигня какая. Снял штангу со стойки и уронил ее себе на грудь. Некоторое время глубокомысленно пыхтел, собираясь с силами, потом громко крякнул и попробовал оторвать вес от себя. А вот вам! "Валабуев, вот ваш..." одним словом! Гриф будто приклеился ко мне. Наблюдающие за моими мучениями местные качки побросали свои дела и сгрудились вокруг, подбадривая: - Давай, давай! Поднажми, братан! – болели они за меня искренне и без какой-либо попытки подколоть. Это прибавило мне сил. Двое из них подошли на страховку справа и слева и подцепили штангу указательными пальцами. Чтобы не соскользнула, не придавила и все такое, обычное дело. Но! После того, как они ее пальчиками подцепили, я вдруг почувствовал, как дело сдвинулось с мертвой точки! Кое-как я оторвал штангу от себя, и, скривив гримасу от натуги, красный и мокрый, толкнул ее вверх на предательски дрожащих руках, дотянулся до стойки и с грохотом уронил снаряд на нее. - Молоток! Мужик! – хлопали меня по спине качки. Я содрогался от ударов как осина на ветру, но был крайне доволен. - Знаешь, я думал будет хуже, - сказал Славик. – Есть с чем работать. Думаю, при определенных усилиях ты задуманное сделаешь. - Да чего там! – воодушевленный успехом ликовал я. – Подумаешь двадцать с небольшим кило еще сверху толкнуть! Справимся. - Ты хоть понимаешь что это – двадцать кило? Может тебе еще килограммчик навесить? Посмотрю я, как ты толкнешь тогда! – возмутился Славик. – Запомни, первые две недели будет подъем, затем наступит спад, когда больше определенного веса ты взять не сможешь. И чтобы этот спад преодолеть, придется много работать! И этот период очень важен – если бросишь или отступишься, то придется начинать все сначала. *** Славик оказался прав. Уже через неделю я без особых проблем толкал семьдесят килограмм. К концу второй недели я мог один раз, едва не лопаясь от напряжения, отрывать один раз от груди восемьдесят. После этого наступил долгий ступор, длившийся почти с месяц, когда я вешал на гриф те самые два маленьких блинчика и потом не мог без посторонней помощи вылезти со скамьи. Это казалось странным и немного пугало, потому что срок уже подходил, а прогресс не наблюдался. Мои попытки начать заниматься каждый день, старшина пресек на корню, сказав: - Занять себя нечем что ли? Отдыхать не менее важно, чем железяки подбрасывать. А если пыл некуда деть, то могу тебя через день в наряды ставить. Хочешь? Пришлось отступить под давлением таких неоспоримых аргументов. За неделю до срока у меня снова начался подъем, и планка возросла до восьмидесяти семи килограммов! Всего три килограмма до отчетного веса! Но именно эти три килограмма стали для меня непреодолимой преградой. Как я не старался, как ни пыжился, но любой дополнительный вес прижимал меня к скамье как гидравлический пресс, и я ничего не мог поделать. Понаблюдав за моими мучениями, Славик решительно сказал: - Так! Все, хватит. Штангу на место, и отдыхать! Всю неделю. Значит, слушай меня внимательно. Всю неделю не напрягаться вообще! Ходить медленно, вздыхать неглубоко. Пойдешь в сортир думать о вечном – и то не тужиться! Что само вывалилось, то и хорошо. Не поднимать ничего тяжелее планшета, к груше не подходить, спать как можно больше! - А как же... - Никак, - прервал меня старшина, - просто отдыхать. Иначе никогда свои девяносто не возьмешь. *** Час "Ч" настал. В спорткомнате был аншлаг: Славик, вместе с ним группа поддержки из качков, страстно за меня болеющих; Ваня со своей зазнобой, и ее группа поддержки в лице трех глуповато хлопающих глазками блондинок. Блондинок явно интересовали накачанные мальчики, от чего они непрерывно хихикали, как Бивис и Батхед. Местных бодибилдеров явно интересовали туповатые блонди, что выражалось в показушности их походок и растопыренным во все стороны мускулам. Короче – красовались. Неуютно себя чувствовал только я. В кои-то веки в спорткомнате был наведен приблизительный порядок, лишние блины были свалены аккуратной кучкой в углу, для зрителей были освобождены пара скамеек. Гантели и гири стройными рядами выстроились под зеркалом. Из зеркала на меня смотрело мое "дохлое" отражение, так же как я готовое приступить к задуманному. То есть собирающееся, но ни фига не готовое. Штанга была проверена, и весила ровно девяносто килограмм, вместе с грифом, который сам по себе весил что-то около двадцати кило. Три непреодолимых килограмма ждали меня. Глубоко вздохнув, я снял футболку, постелил ее на скамейку и улегся поудобнее. Справа и слева встали страхующие, готовые в случае чего снять с меня груз. Некоторое время я печально смотрел на блестящий от частого использования гриф штанги, потом взялся за него покрепче и потянул вверх и вперед, снимая со стойки. Обе группы поддержки замерли, внимательно наблюдая за мной. Я, привычным уже движением, опустил штангу себе на грудь, одновременно делая вдох. Как учил меня Славик – чем дольше лежишь и собираешься, тем меньше вероятность того, что ты возьмешь вес, но все равно, сразу толкать я не стал, а несколько раз глубоко вздохнул, и только после этого, на глубоком выдохе принялся толкать. Штанга прошла ровно двадцать сантиметров вверх, после чего намертво застопорилась, будто кто-то сверху прижал ее ладонью. Лоб моментально взмок. Задрожали от напряжения руки и все девяносто кило вернулись туда, откуда начинали свое движение – ко мне на грудь. Я решил не сдаваться. Еще несколько глубоких, сиплых вздохов, хорошенький выдох, и! Пошла, родимая!! Пошла! Среди зрителей раздалось бормотание, постепенно переходящее в вопли поддержки: - Давай, давай, давай. Поднажми. Поднажмииии!!! Я старался, как мог, рожа моя покраснела похлеще любого помидора, крупные капли пота скатывались со лба, и устремлялись к шее, щекоча взбудораженную кожу. А я все толкал и толкал. Когда от напряжения ноги оторвались от пола – я понял, все, вес я не возьму. Ни за что! Славик тоже говорил, что раз оторвал от пола ноги, значит вес не твой. Когда я совсем уже было отчаялся, страхующие, прямо как тогда, в первый день тренировок, подцепили штангу пальчиками: - Ну же! Еще малек, ты сможешь! Толкай, толкай же! Вы не представляете, как эта поддержка помогла! Штанга дернулась, будто мои локтевые суставы преодолели какой-то барьер и медленно, мне казалось как улитка, пошла вверх. Едва не навалив в штаны, я вытащил вес в верхнюю точку и с грохотом уронил на стойку. Болело все! Руки, ноги, грудь, живот и голова. Я думал, что от натуги у меня вылезут глаза, или, в крайнем случае, лопнут с мелодичным звоном. В этот момент мне не хотелось ничего, ни пива, ни поздравлений. Мне хотелось только лежать... *** Выигранное пиво мы раздавили дружной компанией вместе со Славиком и остальными из группы поддержки, после чего я пришел в спорткомнату, задумчиво пару раз обошел кругом штангу, лег на скамейку и, без свидетелей, толкнул девяносто килограмм. Без особенного, сверхчеловеческого усилия. Просто как "рабочий" вес... И сделал свой вывод – пиво, как допинг, рулит! © drblack -


Стихи

Я в осеннем лесу закопал колбасу, А какой-то нахал колбасу откoпал, Я нахала найду, колбасу отниму, И зарою в другом я лесу колбасу.